ep_malvina (ep_malvina) wrote,
ep_malvina
ep_malvina

Categories:

Памятник Доменико Трезини на Университетской набережной

Солнца я не дождусь, похоже; поехала на Васильевский снимать памятник в дождливую погоду.
DSCF7006
С прохожим и каретой.

Без прохожего с каретой
DSCF7007

Взгляд с запада
DSCF7005

с юго-запада
DSCF7008
Ты запрокидываешь голову
Затем, что ты гордец и враль

вспомнилось мне цветаевское, совсем по другому поводу сказанное.
Оказывается, правильно вспомнилось.
– Но даже и здесь уже есть эта откинутая голова актера, который играет Трезини. И изображает гордость. В окончательном варианте он эту гордость изображает, смеясь, он нам еще и подмигивает: я, дескать, понимаю, что вам оставил, ребята.
– Конечно, таким, как на памятнике, Трезини не был.

– А он никому не нужен таким, каким он был. Трезини оставил два абсолютных бренда Петербурга. Колокольню Петропавловского собора и здание Двенадцати коллегий. И поза с откинутой головой говорит: вот вам! ничего себе получилось!


[Из беседы с автором подробнее:]
– От традиционных памятников, которыми заставлен город, вы уходите. В известном смысле, памятник Трезини – это некий легкий шарж, пародия на тот памятник, который мог бы быть, если бы его делали Чаркин, Горевой, Нейман…
– Я такой попробовал слепить (показывает).

– Но даже и здесь уже есть эта откинутая голова актера, который играет Трезини. И изображает гордость. В окончательном варианте он эту гордость изображает, смеясь, он нам еще и подмигивает: я, дескать, понимаю, что вам оставил, ребята.
– Конечно, таким, как на памятнике, Трезини не был.

– А он никому не нужен таким, каким он был. Трезини оставил два абсолютных бренда Петербурга. Колокольню Петропавловского собора и здание Двенадцати коллегий. И поза с откинутой головой говорит: вот вам! ничего себе получилось! Если сравнивать с первым эскизом, ирония явно усиливалась.
– Когда был первый эскиз, я думал поставить памятник на Троицком поле. И почему откинутая голова: он стоит и смотрит на верхушку колокольни Петропавловского собора. На эти 122 метра смотрит.

– Ага!
– В барочное время вообще главное – ритуал, поза.

– И у вас поза остроумно найдена. В этом вся прелесть Трезини – в уходе от традиционализма, который делают просто руками, без фантазии, без головы, без художественной выразительности.


и с юга
DSCF7009


Надпись на постаменте
DSCF7011

карета
DSCF7012
светится, поди, вечером
DSCF7013
DSCF7018

Взгляд с востока
DSCF7014

юго-восток-восток
DSCF7015

Единственный взгляд отсутствует, с севера, вот из сети картинка:

пересниму при случае и заменю.

– Сзади рельефчик, как Трезини с родины уезжает. Это его деревня, он на ослике едет… В книгах по оптике я прочитал, что жители равнин и гор по-разному определяют расстояния. Раз он был из горной местности, то, вероятно, отсюда ощущение пространства, градостроительное ощущение пространства от Кронштадта до Шлиссельбурга. Ни одного не было тогда города, который бы строился в таком размахе. Была Пальманова, идеальный город, но там 700 на 700 метров. У Трезини было ощущение человека, который вырос в горных пейзажах, у него это сохранилось. Дальнозоркость, которая вошла через профессионализм.

– Действительно, странно: человек приехал из какой-то деревеньки и создает концепцию града Святого Петра.
– У него к тому же хорошее было здоровье, потому что Шлютер и Леблон умерли быстро, Леблон через три года после приезда, Шлютер через год. Вместе с Петром работать, я думаю, это такой кошмар. А Трезини работал тут 31 год! Пять детей имел.


[Биографическая справка]
Доме́нико Андре́а Трези́ни (итал. Domenico Trezzini, Андре́й Яки́мович Трези́н[4], Андре́й Петро́вич Тре́зин[5]; 1670, Астано, селение близ Лугано, кантона Тичино (Тессинского кантона), итальянской Швейцарии — 19 февраля (2 марта) 1734, Санкт-Петербург) — архитектор и инженер.
Трезини учился строительному делу в Италии, в 1699 г. переехал на работу в Копенгаген, столицу Дании. Там он подписал контракт на работу в России.

21 августа 1703 г. вместе с большой артелью тессинцев морем прибыл в Архангельск, затем в Москву, а в феврале следующего года прибыл в Санкт-Петербург, став первым архитектором новой столицы. Трезини вел практически все каменные постройки Санкт-Петербурга (одновременно до 30 - 40 построек), чертил планы и фасады, остальное делали его помощники. Трезини заложил основы европейской школы в петербургской архитектуре, хотя формально был не художником, а инженером-фортификатором. В 1726 г. в качестве высшей награды за службу он получил чин полковника от фортификации, красный мундир и шпагу.

Повлиял на многих последующих архитекторов, в том числе у него учился Михаил Земцов, с 1710 года приставленный по приказу Петра I помощником к Трезини.

По проектам Трезини заложены Кронштадт (1704) и Александро-Невская лавра (1717), в 1706 году начата перестройка Петропавловской крепости в камне, выполнена часть регулярной планировки Васильевского острова (1715), выстроены Летний дворец Петра I в Летнем саду (1710—1711), Петровские ворота (деревянные — 1708, каменные — 1714—1717) и Петропавловский собор (1712—1733) в Петропавловской крепости, здание Двенадцати коллегий (1722—1734) — теперь главное здание Петербургского университета, расширение Зимнего дворца Петра I (1726—1727), Галерная гавань и большое количество ныне не сохранившихся зданий, среди них Гостиный двор на Васильевском острове.

Будучи главным архитектором Санкт-Петербурга, Трезини составил по указанию Петра I «образцовые» (типовые) проекты городских жилых домов и пригородных дач (1717—1721).[7] Постройки Трезини характерны для зодчества петровского барокко. Их отличает регулярность планов, скромность декоративного убранства, сочетание красивых ордерных элементов с барочными деталями.

Приехал в Россию один, оставив свою первую жену Джованне ди Вейтис в Астано. Вторично женился в 1708 году, а от третьего брака с Марией Карлоттой у него были сыновья Иосиф, Иоаким, Георгий, Матфей и дочь Катарина. Трезини жил сначала в Греческой слободе (в районе набережной Мойки и Миллионной улицы), где был избран старостой. Затем в 1720-х поселился в собственном доме на Васильевском острове, на современной Университетской набережной (д. № 21, сохранился в перестроенном виде). Похоронен на кладбище при церкви Сампсония (ныне Сампсониевский собор), могила не сохранилась.
Из Википедии



DSCF7010
Шуба мне напоминает сэра Генри из нашего фильма про Собаку Баскревилей
:)
О памятнике отсюда (беседа с автором Павлом Игнатьевым) информация, читала с наслаждением.
Tags: Петербург, Петропавловский собор, Университетская набережная, архитектура, декабрь, зима, кони
Subscribe

Posts from This Journal “архитектура” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments